Имя (casus) wrote,
Имя
casus

Петроградские истории. Глава четвертая.

Рассказ об ещё одной достопримечательности Петрограда, о которой молчат путеводители.

Летом 1905-го года из парижей в Петроград возвращается некто Иванов, дабы снять квартиру на последнем этаже дома, что на углу Таврической и Тверской улиц; квартиру, которой уготована судьба превратиться в место паломничества для всего культурного сообщества, как Мекка для мусульман, как Диснейлэнд для грудников, как Лхаса для алчущих духовных просветлений, как студия Sun Records в Мемфисе для героев рок-н-ролла и им сочувствующим.

Распорядок дня Иванова выглядел так: в два часа дня он просыпался, звонил в колокольчик, съедал завтрак, разбирал почту и писал стихи. После обеда, который подавали в семь часов вечера, в «Башню», а именно так называли сию квартиру, со всего Петрограда стекался весь интеллигентный йогурт: поэты, ученые, музыканты, театралы, марксисты, анархисты, оккультисты, философы – словом, люди самых полярных направлений, взглядов, убеждений, вероисповеданий, которые не только читали стихи, спорили о будущем, рассуждали о свободе человека. Например, Анна Ахматова показывала акробатические этюды, а Всеволод Мейерхольд однажды поставил настоящий спектакль, нарядив детей местного швейцара в восточные балахоны и вымазав им сажей лица. На «Башне» бывали и Брюсов, и Блок, и Гумилёв, и Волошин, и Бердяев, и Чуковский, о котором я расскажу в следующий раз, и многие-многие другие.

Вячеслав Иванович Иванов – великий русский мыслитель и поэт. Поэт совершенно космический, в чём можно убедиться, прочитав произведения оного . Помимо прочего Иванов преподавал историю древнегреческой литературы, писал критические статьи, переводил Эсхила, Байрона и Бодлера, читал лекции о религиозных культах. Фактически именно он открыл Велимира Хлебникова, студента из Казани, который как-то прислал мэтру свои первые стихи.

Иванов, как и остальные сверхъестественные поэты и философы начала двадцатого века, пытается сотрудничать с новой властью: председательствует в Наркомпросах и Пролеткультах, ректорствует в университетах… Но кому были нужны в этой непроходимо глухой и тёмной рабоче-крестьянской стране мифы о Дионисе и мистической любви, идеи о соборном единстве и запредельные поэтические изыски? Потому и покинул сию страну Вячеслав Великолепный, дабы прожить в бедности, но в спокойствии до восьмидесяти трёх лет и навечно залечь в италианскую землю на протестантском кладбище в Риме, рядом с могилой Карла Брюллова.

Башня, в которой жил таврический мудрец, до сих пор почти в целости и почти в сохранности. Находится там же и выглядит так же.



P.S. Кстати, в тексте википедической статьи об Иванове есмь ошибка. Могила русского живописца Александра Иванова, который учитель Брюллова и автор того самого «явления», находится не в Риме, а в Петрограде на Тихвинском кладбище, оно же - Некрополь мастеров искусств. В Некрополе был – могилу видел. Так что не надо.

Для справки: «Вячеславом Великолепным» Иванова назвал философ Лев Шестов, который был вхож в «Башню» и посвятил поэту статью о русском упадничестве.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments