Имя (casus) wrote,
Имя
casus

Categories:

Володимерь. Часть вторая.

Суздаль – совершенно неуютный городок, напоминающий московский Арбат. На каждом углу вас просят купить матрёшку, красногвардейскую папаху и петушок на палочке. Половина города – церкви и монастыри, другая половина – частные дома, приспособленные под магазины, торгующие керамикой, тряпками и сувенирами. Продаётся всё и везде. Ощущение такое, что за деньги можно залезть на любую колокольню и ударить в самый большой колокол.

Или прогуливаться в шортах и с папиросой во рту по женскому монастырю, распевая во весь голос «Раскинулось море широко» и фотографируя монашек



Для сравнения:

В одной из каморок ярославского кремля живёт талантливейший звонарь России – Андрей Федорычев. Чтобы услышать его игру, необходимо нажать на кнопку звонка и попросить вышедшего из маленькой дверцы лохматого человека в небрежно наброшенной на плечи куртке что-нибудь сыграть.



В суздальском монастыре местный хор из пяти холёных мужичков в костюмах выскакивает на «арену» согласно расписанию каждый час. Мужички старательно распевают религиозные гимны, а после выступления предлагают приобрести их компакт-диски. Впрочем, поют они здорово. Я чуть сознаний не лишился.

Интересующих меня, любителя символизьмов, достопримечательностей много. Например, уникальные пиктограммы под вывеской кафе-бара «Ландыш», которые я нигде и никогда не встречал.



В тамошнем кремле обнаружилась карта звёздного неба работы Киприанова, торговца свечным товаром, математика и астролога петровских времён. Рисовал сию карту под контролем великого и ужасного Якова Брюса, о котором я обязательно когда-нибудь расскажу. Карта интересна наличием несуществующего ныне созвездия - Бранденбургский скипетр.

К сожалению, фотограф из меня никудышный, поэтому что есть – то есть.



Центр торговой площади Суздаля украшают урны-сундуки, почему-то пропущенные исследователем промдизайна Артемием Андреевичем Лебедевым.



Также в городе имеется памятник матросу Алексею Алексеевичу Лебедеву, который, как выяснилось, был при жизни выдающимся поэтом-маринистом.



Все города, согласно моим табелям, делятся на две категории: в одних я смог бы жить, в других – нет. Боголюбово – город первой категории.

Если бы музыкальная школа, куда меня в детстве пытались впихнуть, была похожа на местную, я бы не капризничал.



Сауны, сосисочные, шашлычные, гостиницы, автостоянки, платные туалеты и прочий инфраструктурный содом никак не стесняют окружающие постройки.



Однако предупреждение об опасностях перехода через железнодорожные пути гражданин получает после перехода через железнодорожные пути. Если, конечно, удачно перешёл.



Однако и здесь были замечены люди в оранжевых комбинезонах.



И последний городок. Гусь-Хрустальный, побывать в котором мечтал каждый советский турист, оказался унылым районным центром, напоминавшим унылый районный центр, где я когда-то прожил лет семь.





На границе Владимирской области обнаружилась потешная реклама сказочно быстрых завтраков с глазастыми пирогами.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments