Имя (casus) wrote,
Имя
casus

Мысли о русской культуре

Я всегда считал копошение в грязном белье других людей занятием недостойным и постыдным. Меня не интересуют сексуальные ориентации Чайковского, психические травмы Врубеля и количество дам, коих не пропустил Пушкин. Я сужу только по результату, где результат – творчество. Чтобы понять писателя, вовсе не обязательно знать, кого он любил, как он жил и где умер, - достаточно лишь прочитать его книги. Мало того, именно читая книги можно легко понять, каким был человек, написавший их. Для подтверждения сих слов я решил посетить несколько домов, в которых жили творческие люди, чьи имена помнят до сих пор.

Читая рассказы Антона Павловича Чехова, становится ясно, что Антон Павлович был господином мягким, воспитанным, справедливым к другим, оптимистичным, честным к самому себе, с юмором. Любил людей, искренне за них переживал.

Что я увидел, приехав в Мелихово? Я увидел несколько неказистых домиков, в которых писатель жил, работал, бесплатно лечил больных крестьян, кормил отца, мать, братьев, сестёр и толпу нахлебников – друзей и друзей их друзей. Никого ни в чём не упрекал. Единственный доход приносила литература, любимое дело, которым Антон Павлович был вынужден заниматься за деньги. Помогло ли мне понять и узнать всё это его пенсне? Нет.



Я ничего не понимаю в поэзии. Я люблю стихи Маяковского только за то, что они не похожи ни на какие другие. Я легко могу спутать Ахматову, Цветаеву, Пастернака и Блока. Мне чуждо их внутриутробное томление. Марина Ивановна представлялась мне барышней, совершенно неприспособленной к реальности, с насекомыми в мозге, с жизнью, полной безысходных мытарств.

Что я увидел, приехав в Тарусу? Я увидел фотографии городов, по которым носило Марину Ивановну, услышал рассказы о том, как она маялась всю жизнь, мнила себя поэтом и повесилась в Елабуге, проиграв битву с реальностью. Помог ли мне понять и узнать всё это стул, на котором сидела Цветаева? Нет.



С творчеством Константина Георгиевича Паустовского я знаком лишь по рассказам из школьной программы. Стыдно. Тем более что человечищем он был великим. Работал кондуктором, санитаром, редактором, журналистом, рабочим на металлургическом и котельном заводах, в рыбачьей артели. Его стараниями в Тарусе появились электричество, водопровод и нормальная дорога в Серпухов. Когда его хоронили, собралась вся Таруса. Женщины стояли по обе стороны улицы, по которой несли гроб, кланялись и говорили: «Спасибо тебе, Константин Георгиевич за то, что не ходить нам больше с коромыслами». Помогла ли мне узнать всё это могила Константина Георгиевича? Нет.



История. Однажды Константин Георгиевич, будучи в преклонном возрасте, повстречал студентов, которые спросили у него, где находится могила Паустовского. Студенты долго удивлялись тому, что старик не знал ни местонахождения могилы, ни о том, кто такой Паустовский, стыдили его и пытались вразумить. Позже Константин Георгиевич станет всем своим гостям рассказывать сию историю, дескать, если после смерти его почитают, значит, он всё-таки неплохой писатель.

И последнее. Василий Дмитриевич Поленов, человек многих талантов, получил от царя приличные деньги, на которые купил имение на берегу Оки, построил усадьбу и школу, и стал беззаботно жить и рисовать пейзажики. Народные комиссары не усмотрели в пейзажиках ничего буржуазного и присвоили Поленову звание народного художника. Как говорится, «и вашим, и нашим». К сожалению, в музее фотографировать категорически запрещено – то ли холсты от этого гниют, то ли тарелочки фарфоровые трескаются, поэтому вниманию читателей предлагается сортир с видом на Оку, сидя в котором Василий Дмитриевич обдумывал сюжеты для новых этюдов.



Вывод: автор почти прав, но иногда бывает слишком категоричен в суждениях.

В следующий раз поговорим об обратной стороне русской культуры.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments