Имя (casus) wrote,
Имя
casus

Categories:

Южный речной вокзал и его окрестности

Почти каждый человек, живущий в Москве, хотя бы раз посещал Северный речной вокзал и хорошо осведомлён о тамошних красотах и путях к пяти морям.

Но спросите москвичей об том, что им известно о Южном речном вокзале, и москвичи лишь пожмут плечами и неуверенно пробормочут что-то про Коломенское, - мол, где-то читали, на карте видали, а сами никогда не бывали. Некоторые вовсе принимаются спорить, утверждая, что такого вокзала просто не существует. И неудивительно. Южный речной вокзал находится фактически на задворках, вдали от проторенных дорожек московского пароходства, в пустынном парке «Нагатинская пойма» (бывший «имени 60-летия Великого Октября»).




Краткая справка.

Печальная история Южного речного вокзала начинается в 1933-м году, когда на Нагатинской набережной было построено деревянное здание, служившее отправным пунктом для теплоходов от Москвы до Горького (Нижний Новгород) и Уфы, а также центром эвакуационных перевозок во время войны.



Спроектировал вокзал архитектор Роман Яковлевич Хигер (по другим источникам - Рувим, по третьим - Хигеров. Думаю, всем всё понятно), известный авторством книг по советской архитектуре и жёстким критическим статьям в журнале «Советская архитектура», хотя сам Хигер, если судить по отсутствию источников, ничего путного кроме этого вокзала не построил.



Между прочим, Хигер был одним из первых в стране, кто употребил термин «бумажная архитектура». Вот, например, что говорил архитектор о «Доме Мельникова»:

…винтовые лестницы, сложная и малоудобная планировка — не могли, конечно, ни в какой мере решить проблемы массовой архитектуры жилья…

А вот выдержки из книги Романа Яковлевича «Архитектура речных вокзалов» (1940), где он описывает шедевр собственного зодчества:

Зал для пригородных пассажиров окрашен в три тона: светло-желтый (стены), светло коричнево-кофейный (балки, колонны), кирпично-красный (потолок между балками). Весь комплекс служебных помещений выдержан в светло-желтых и светло-кофейных тонах (панель). В главном вестибюле стены палевые, потолок голубой, колонны желтые. В переходе к залу ожидания впервые появляется интенсивный синий цвет ультрамарина (в кессонах потолка), подготовляющий зрителя к восприятию купола ресторана. В восьмигранном зале ожидания преобладают те же тона, что и в пригородном павильоне: светло-кофейный, желтый и кирпично-красный. Но уже сквозь пролеты открытой центральной лестницы виден интенсивно синий тон купола, который по мере подъема по лестнице в ресторан охватывает посетителя настроением южного ночного неба. В гармонично подобранные тона окрашены и другие служебные помещения вокзала (группа детских комнат, комнаты гостиницы, курительные, коридоры, лестницы, помещения кухни и пр.).

Воистину, «бумажный» архитектор! Ещё и поэт вдобавок. Кстати, назывался вокзал не иначе как Московский речной вокзал. Это уже потом в 1972-м году, спустя пятьдесят лет (!), здание разобрали, оставив только пристань «Речной вокзал», которую позже переименовали в «ЗиЛ». Говорят, были когда-то остановки электрички и трамвая под названием «Речной вокзал» (ныне «ЗиЛ» и «Нижние котлы» соответственно). После сноса деревянного вокзала чуть ниже по течению поставили дебаркадер (сейчас там пристань «Кленовый бульвар»), который просуществовал аж до 1985-го года, потому что в 1985-ом (к слову, в год смерти Романа Яковлевича Хигера) на противоположном берегу построили здание Южного речного вокзала.



Архитектура бетонного мавзолея, как впрочем и вся архитектура позднего совка, бесхитростна и до пошлости символична. Здесь нет дельфинов и белых медведей, нет звёзды, усыпанной самоцветами, и фарфоровых медальонов с тотемическим, но так и непостроенным Дворцом Советов. Вместо дельфинов и медведей — богини, которые, прижимая к сердцу осетров и колхидские вазы, символизируют пять морей.



Вместо фарфоровых медальонов Данько-Алексеенко — никуда не указывающий, сломанный компас.



Вместо звезды с самоцветами — корыто, напоминающее посудину аргонавтов.



Сейчас вокзал выглядит заброшенным и ненужным. Внутри располагается магазин игрушек и филиал «Мостурфлота». Люди на фотографии — редкие посетители детской ярмарки. Речных туристов тут нет. Круизные лайнеры тоже не были замечены ни у одного из семнадцати причалов. Если не считать кастрированного (со спиленной рубкой) под банкетные нужды теплохода «Фёдор Ушаков» и сухогруза «Ока», переоборудованного в ресторан.



За Южным речным вокзалом начинается (или заканчивается) столь же ненужный парк имени 60-летия Великого Октября, так и не ставший за тридцать лет местом активного отдыха.



За надгробием на могиле Великого Октября открывается просторная эспланада, которую автор поначалу принял за смотровую площадку. Однако же смотреть там оказалось не на что.



Всегда удивляло вопиюще нерациональное отношение московских чиновников к вверенным им ресурсам. Исторические районы Москвы напоминают Сталинград после бомбардировок, в то время как совсем неподалёку абсолютно бесхозная земля. Зачем перекраивать центр города под точечные застройки? Чтобы потом вздрагивать от каждого митинга под окнами и уворачиваться от помидоров, пущенных сознательными гражданами? Офисы с магазинами, конечно, не лучший вариант, учитывая необходимость в зелёных зонах, но можно ведь и летние кафе открыть, и карусели поставить, и спортивные площадки построить, а то и целое поле для гольфа. Ландшафт благоприятствует.

Впрочем, на границе парка по распоряжению Юрия Михайловича всё же построили... Как вы думаете что? Конечно же, церковь! Церковь святого благоверного князя Александра Невского с часовнями, воскресной школой и прочими соответствующими халабудами. Церковь, которая «ни в какой мере не решит проблемы массовой архитектуры жилья». Хигера на вас нет!



После осмотра вокзала и парка автор отправился обратно на север, где обнаружил немало забавного, но об этом в следующий раз.

P.S. Фотографии деревянного вокзала и цитата из раритетнейшей книги «Архитектура речных вокзалов» были взяты с информационного сайта речного флота России. Ссылку вставил не столько по просьбе авторов сайта, сколько из личной благодарности за бережное отношение к истории.

Между прочим, в этой же книге содержится подробное описание Калининского речного вокзала в Твери. Когда-то красивое и величественное здание ныне напоминает труп динозавра. В нём работают музеи ужасов и древнего оружия, а подле разваливающихся на глазах лестниц проводятся свадебные фотосессии.



При должном отношении можно восстановить всё. Но сограждане обеспокоены только восстановлением справедливости...



Пляжный отдых на любой вкус. новый год в тайланде.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment