Имя (casus) wrote,
Имя
casus

Аномалист

Известно ли вам, друзья, что в нашем, забытом Кетцалькоатлем антарктическом городке жил легендарный анималист по прозвищу Куриная Нога? Нет? Почему-то меня это не удивляет. Наверное, потому, что памятная доска на доме, где он жил, уже много лет загорожена передвижной лавкой вечно потного шумера, торгующего арабским пряником и тульской шаурмой. Ежели сделать вид, что вам оченно надобно сходить за его лавку по малой нужде, то можете увидеть доску во всей красе. Хотя на что там смотреть? Доска как доска. С золотыми буквами, выбитыми в сером мраморе. Ничего особенного. А вот жизнь легендарного анималиста полна особенных событий; прям и кишит этими событиями, как гнилое яблоко червями. Мне посчастливилось застать Куриную Ногу в живых. Будучи к тому времени дряхлым стариком, он любил посиживать на солнышке у городских стен, болтая ногами в сточной канаве. Говорить с ним было уже бесполезно – неприлично долгая жизнь вытеснила его ум куда-то в область двенадцатипёрстной кишки, и старик предпочитал не изучать животных, а пожирать оных, в частности – толстых жаб, коих отлавливал в той же канаве.

Однако, несмотря на сию безобразность в попечительском совете Антарктического Института Естествознания уважали Куриную Ногу, называли его символом бессмертия науки и поддерживали материально, памятуя о былых заслугах. Раз в месяц старик ковылял к административным корпусам института, чтобы получить заслуженный паёк. К пайку прикладывалась открытка с поздравительной надписью, оченно радовавшей престарелого учёного. Правда, зрение его за последние годы ослабло настолько, что приходилось просить шныряющих по округе студентов, дабы те надпись на открытке прочитали вслух. И вот однажды один студент, коему выпала честь ознакомить Куриную Ногу с содержанием открытки, решил подшутить над полуслепым стариком. Студент принял торжественный вид и громко прочёл:

- Куриной ноге, аномалисту. От всей души поздра…

- Кому-кому? – перебил Куриная Нога и почесал в ухе.

- Куриной ноге.

- А дальше…

- Аномалисту.

- Как? – старику явно не нравилась внезапно обнаруженная глухота.

- А-но-ма-лис-ту! – по слогам повторил студент, вернул открытку и ушёл смеяться за угол. Старик повертел открытку костлявыми пальцами, зачем-то понюхал и покашлял.

- Что ж выходит? – сказал он самому себе. – Если я аномалист, так отчего же всю жизнь занимаюсь какой-то чепухой: развожу ланцетников, препарирую устриц, гоняюсь за тараканами, плюю в муравьёв и кушаю жаб? Выходит, жизнь прожита напрасно? Ну уж нет! – с этими словами старик бросил открытку под ноги, втоптал её в грязь и отправился обратно.

Оказавшись дома, учёный сел за стол и начал думать. Об аномалиях он знал одно – аномалий не бывает. Всё сущное подчиненно эволюционной логике и вселенской симметрии. Любое аномальное есмь логичное и симметричное с точки обзора на смотровой площадке, расположенной на отвесной скале пока что нераскрытых потенциалов. Кто видел, скажем, призраков? Никто, кроме не в меру впечатлительных господ с хорошо развитым воображением и животных, которые, согласно народным байкам, чувствуют присутствие привидений и весьма красноречиво на это присутствие реагируют. Учёный огляделся по сторонам в поисках подходящего животного, но никого не обнаружил, потому что все его анималии передохли от жаркого и холодного климата, от избытка и недостатка влаги, от солёной и сладкой пищи, от межвидовой конкуренции и от старости. Вдруг доморощенный аномалист услышал какое-то тихое щелканье, доносившееся из-под стола. Он нагнулся и увидел лиловую черепаху, которая жевала кусок пузырчатого целлофана.

- Эй, черепаха! – позвал Куриная Нога черепаху.

Черепаха раскрыла рот, выглянула из-под панциря и пошевелила головой.

- Слушай, черепаха, - обратился к ней учёный, - Мне шутить с тобой некогда. Не могла бы ты порыскать там-сям? Авось, привидение какое завалящее сыщешь?

Черепаха принялась ползать по комнате, беспомощно тыркаясь во все углы. Зрелище было настолько убогим, что учёный в отчаянии воздел руки к потолку, вскочил со стула и изо всех сил пнул животное. Черепаха, перелетев через комнату, исчезла в открытом дверном проёме. Старик выбежал следом.

Я хорошо помню тот день: помню старика с растрёпанными седыми волосами и красным лицом, который, футболя ногой черепаху, мчался по направлению к побережью; помню стаю ребятишек, с криками «Шайбу! Шайбу» преследовавших его; помню, как черепаха обиженно посмотрела в обезумевшие глаза старика и поспешила убраться в нейтральные воды Индийского океана. Прознав об этом случае вопиющего садизма, попечительский совет Антарктического Общества Естествознания лишил Куриную Ногу ежемесячного жалования, вследствие чего учёный отощал и умер от голода.

Как же так?! – возмутится читатель. – Почему же на его доме прибита памятная доска? Доброе имя несчастного учёного всё-таки было восстановлено?

Конечно, друзья! Всё дело в том, что спустя год после его скоропостижной смерти к нам в город пожаловали испанские матросы, которые, желая заработать, устроили аттракцион – стали показывать народу саблезубого панголина по кличке Кашмир. Денег за выступление матросы не получили, зато изрядно напились и повалились спать кто куда. Воспользовавшись дремучим похмельем своих хозяев, Кашмир перегрыз поводок, вырвался на волю и скрылся в пальмовой роще, где сожрал всю популяцию лиловых черепах. Панголина, разумеется, поймали, посадили на цепь и увезли в Испанию. Но черепахи пропали. А спустя ещё год к нам в город пожаловали индийские матросы, которые привезли – что бы вы думали? – целый выводок черепах! И не простых, а самых что ни на есть лиловых. А их мамаша – кто бы вы думали? – та самая черепаха, дико отбуцканная Куриной Ногой, единственная выжившая лиловая черепаха. Вот и получается, что Куриная Нога вовсе не истребитель, а спаситель исчезающих тварей. Попечительский совет Антарктического Общества Естествознания быстро спохватился и присвоил Куриной Ноге звание метронома экологического баланса в животном мире. Посмертно. Поэтому теперь, благодаря этому уникальному событию, у вас, друзья мои, есть возможность увидеть памятную доску на доме, где жил великий учёный. Хотя на что там смотреть? Доска как доска. С золотыми буквами, выбитыми в сером мраморе. Ничего особенного.

Цены на Kia ceed - kia pro ceed.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment