Имя (casus) wrote,
Имя
casus

Вена. Глава вторая

По причине малочисленности просьб продолжить рассказ о Вене создание сего поста затянулось на месяц. Историческая справка была в прошлый раз. В прошлый раз автора упрекнули в необразованности, дескать, мексиканскую церковь назвал «добром, которого полным-полно». Честно говоря, мне глубоко накашлять, какая там церковь – мавританская или мозамбикская, в каком году и кем построена, кто в ней проповедовал и по ком звонят колокола. Я руководствуюсь исключительно собственным восприятием. Если нечто доставляет мне эстетическое удовлетворение, значит, «вещь стоящая», как говорил прораб дядя Вова. Например, сей уличный диван риально типа доставляет.




Единственное, что меня интересует в каждом городе, - есть ли в нём зоопарк или кладбище с покойниками, знаменитыми при жизни и прокормившими после смерти несколько поколений червей. В Вене нашлось и то и другое. Начну с императорского зоопарка, старейшего в мире, между прочим, куда мы направились, дабы узрить более совершенных существ.



Венский бегемот оказался доступен для наблюдения в большей степени, чем пекинский и антверпенский. Да и носорог тоже.



Бегемот и носорог крайне любопытны, ибо считаются самыми опасными животными Африки, которые могут напасть на вас по поводу и без. В отличие от львов.



У вольеров установлены скульптурные изваяния обитателей для совместного фотографирования. Озлобленный пингвин-гопник популярностью не пользуется.



Лесные тропы уводят в чащобу с волками, лисами и белками. Последние обитателями зоопарка не являются. Еду воруют у волков и клянчат у посетителей.



Зоопарк прекрасный. Обязательно сводите туда детей.



Переходим к кладбищам. В Вене есть центральное кладбище, где в могилах Брамса, Бетховена, Шуберта и всех Штраусов захоронена классическая музыка. Но меня интересовало другое кладбище – полузаброшенное и почти безлюдное.



Кладбище Святого Марка, где холодным декабрьским утром был закопан в братской могиле великий и самый, пожалуй, гениальный композитор Вольфганг Амадей Моцарт.



Гроб, в котором несли покойного, был многоразовым. Могильщики просто откинули дно гроба и вывалили труп в яму. Известно лишь примерное расположение могилы. Посетителей нет.



Никого нет.



А в траве растёт земляника.



И на кустах – тоже что-то на вид съедобное.



Вот и всё, что от нас остаётся. Натуральный дзен.



И после этого кто-то ещё говорит о планах, целях, призваниях, каком-то выборе…Не лучше ли просто наслаждаться фактом физического существования, пока смерть не разлучит нас с самими собой?



Вена – очень музыкальный город. Здесь мы повстречали наших соотечественников.



Волк, игравший на рояле, дико напугал мальчика, который спрятался за дяденькой в клетчатой рубашке.



Художник спасает свои шедевры от дождя.



Знаете, чем мне нравятся европейцы?



С возрастом они меняются.



На окнах сидят кошки. Правда, в Ростове-на-Дону кошки были живые.



Венским собаководам приходится несладко.



Чтобы не платить крупные штрафы, они ползают за питомцами, подбирая кал полиэтиленовыми перчатками.



А курильщики вынуждены общаться с бездушными автоматами.





Стеклянные стены между домами – изящное решение шумо- и пылеподавления.



Спасатели проводят учебные тренировки.



По спасению обнажённых дам.



От падающих памятников.



Вена – город гостеприимный и добропорядочный. Идеальное место для путешественников, жаждущих новых, но безопасных впечатлений.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment