?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


28th January 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Древнегреческий астроном Клавдий Птоломей в своём бестселлере под названием «Альмагест» утверждал, что планета Земля есмь сердце мира, неподвижно висящее в центре вращающейся сферы. Польский астроном Николай Коперник в другом бестселлере «Об обращении небесных сфер» доказывал, что Солнце есмь центр мира, вокруг которого движется планета Земля. Шерлок Холмс в советском триллере «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» успешно опроверг сие доказательство тем, что его глаза говорят обратное. Можем ли мы, принимая во внимание мысль немецкого пессимиста Артура Шопенгауэра о том, что мир есть не мир, а наше представление о нём, определить, кто из сих достойных людей прав? Нет.

Человек, живущий в России, имеет оченно сильную, иногда непреодолимую и даже болезненную склонность к негативной критике чего-либо. Корни сей склонности уходят во времена холуйских роптаний на советских кухнях, и дальше - во времена имперские и царские, когда дворня, сидя в людской, перетирала меж собой о грешках хозяина, который их поил, кормил и одевал. Типичное холуйское произведение тех лет - книжка Радищева про путешествие из Петербурга в Москву, которой меня пичкали ещё в школе, дескать, революционный литератур. А жизнь автора преподносили как героическое дао - заточили сатрапы в крепость и пытали денно и нощно, - почему-то при этом не упоминая, что автор был выпущен Павлом на свободы, выпил ядъ и помер в страшных агониях. Александр Сергеевич Пушкин, человек образованный и умный (это разные вещи, а у некоторых - взаимоисключающие), в чьей гениальности, надеюсь, никто не сомневается, писал об этом произведении так:

- «Путешествие в Москву», причина его несчастия и славы, есть, как уже мы сказали, очень посредственное произведение, не говоря даже о варварском слоге. Сетования на несчастное состояние народа, на насилие вельмож и проч. преувеличены и пошлы. Порывы чувствительности, жеманной и надутой, иногда чрезвычайно смешны <...> Невежественное презрение ко всему прошедшему, слабоумное изумление перед своим веком, слепое пристрастие к новизне, частные поверхностные сведения, наобум приноровленные ко всему, — вот что мы видим в Радищеве. Он как будто старается раздражить верховную власть своим горьким злоречием; не лучше ли было бы указать на благо, которое она в состоянии сотворить?

Пушкинисты любят заводить извечную телегу про «консерватизм», коим гений, как и многие взрослые человеки, был одержим, но так ли консервативен гений?

Теперь вот к чему я завёл свою телегу. Давеча сняли и показали народу фильму под названием «Обитаемый остров». Я фильму посмотрел и пришёл к выводу, что Фёдор Бондарчук снял средненький фантастический боевик, в котором рассказал вполне злободневную и в чём-то сатирическую историю о борьбе с тоталитарно-утилитарным государством во имя гуманизьму и прочее и прочее. Не суть важно. Фильма как фильма. Но захожу я вчера на «Кинопоиск» и вижу посты безобразной ругани, величиною с пару вордовских листов каждый. В постах красочно описывается бездарность липового режиссёра, картонных актёров и горе-сценаристов, якобы по собственному тугоумию перевравших сюжет. Названия у постов не менее красочные: «Трудно стать богом», «Гвоздь в крышку гроба», «Сколько денег не давай...»... О, да! Люди любят считать чужие деньги. Один господин так и признаётся, мол, в фильме увидел только десять мильёнов спонсорских долларов, а где же остальные тридать? Видно, с калькулятором сидел, высчитывал. Итого: подобных комментариев набралось на данный момент двадцать семь страниц. И один другого цветистее, что говорит об том, что человек, вернувшийся из кинотеатра и севший за компьютер, взвешивал каждое слово, обдумывал каждую фразу, тестируя на остроту. Непонятно мне, что движет человеком, который тратит драгоценное время на то, чтобы написать оскорбительный текст, впихнуть его во всевозможные блоги унд сайты? Зависть? Самолюбование? Паразитизм за счёт именитых господ? Или желание ощутить себя на вершине эволюционной пирамиды, повергнув, не сделавшего ничего и никому плохого, Бондарчука на ступень, где сидит обезьяна? Зачем? Не понимаю.

Поправка: я говорю не о фильме, а о людях. Тоже самое я бы сказал о них, если бы таким образом «критиковали» (а они критиковали!) позорный «Параграф 78» или нелюбимые мною «Дозоры». Ежели человеку дурно от увиденного, то почему он, возвратившись домой, не вставил в двд-привод какого-нибудь Кеслевского или Антониони в качестве антидота или, говоря словами Пушкина, «не лучше ли было бы указать на благо, которое они в состоянии сотворить?». Я не возмущён — мне просто любопытно.

P.S. В одном из недавних интервью Борис Стругацкий вспомнил старую поговорку: «Не лезь, советчик, к игрокам, а то получишь по рукам!». Кстати, Стругацкому фильма понравилась, и если учесть, что автору виднее, то считаю его точку зрения наиболее объективной. Впрочем, это тоже личная точка зрения, которую я никому не навязываю.
* * *
Посвящается Сержу


По хлябистым улицам постылого города, погрязшего в чаду и грязях, перешагивая через лужи, идёт ослепительно-восхитительный Серж, восхищая полосатыми свитерами и ослепляя дырявыми штанами смурных прохожих. Серж высок и плечист, лицом и мыслями чист. У Сержа щеголеватый вид и вызывающий прикид. Смыслом бытия ему служит в тарелке вермишель, а поводом для оптимизма – толстый кошель. И единственное, чего не достаёт целостности его дхармы, - это и-фон. Но наличие толстого кошеля придаёт уверенность в скором преодолении сего аханкарического препона.

- Эй, Серж! – кричат ему пьяницы из кабака. – Иди к нам!

Серж входит в кабак, достаёт толстый кошель и говорит пьяницам так:

- О, падшее племя, ведущее род свой от крыс котельных и клопов постельных! Коль не понять тебе души моей страданья, так выпей же во славу концам страданий сих! Плачу за всех!

Изрядно набравшись, Серж отправился дальше.

- Эй, Серж! – кричат ему с катка. – Иди к нам!

- Брахман реален, а мир нереален! – изрёк Серж, купил коньки и заскользил по льду. Долго катался пьяный Серж, но больше падал и кувыркался, покуда разъехавшиеся дыры в штанах не засияли ослепительней, а полосы на свитере – восхитительней. Надоело Сержу сие, и снова отправился он в путь.

- Эй, Серж! – зовёт его барышня. – Отведи меня в киятры и кинокиятры! Я за это тебе кое-что покажу!

- О, женщина, оплот разврата и духовной растраты! Известно ли что-нибудь тебе о высших целях моей дживы?! – ответил ей Серж, но в киятры пошёл.

***


Наконец, после мыканий там и сям, добрался помятый Серж до лабаза, где фарцевали и-фонами и говорит так:

- Человек, подай-ка мне и-фонку!

- Дай деньжонки – будут и-фонки!

- Хо-хо! – хохотнул злорадно Серж, доставая кошель, но тут он с ужасом обнаружил, что кошель уж не так толст, как прежде, а в нутрях его лишь ветра свист да бездны космические. Заплакал горько Серж и поплёлся восвояси.

Правду говорили мудрецы: против кармы не попрёшь.
* * *
* * *

Previous Day · Next Day