?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


3rd May 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Выезжая за пределы Москвы, начинаешь лучше понимать страну, в которой живёшь. После вылазок за северные, восточные и южные границы Московской области автор решил узнать – что же находится там, где заходит солнце. Если бы автор знал, насколько прекрасен город, открывшийся ему на западе, то не совершил бы преступления, выделив на осмотр Калуги всего один вечер.

Главная отличительная черта Калуги – высокая рождаемость. Город полон детей. Улицы пестрят названиями магазинов для молодых мам: «Лапушка», «Дочки-сыночки», «Малышка», «Лялечка», «Растём вместе». Непродолжительная прогулка по центральным улицам принесла массу открытий.

Путешествуя по России, часто встречаешь аборигенов, гордящихся своим городом, но реже – тех, кому действительно есть, чем гордиться. Например, поверили бы вы в то, что в Калуге есть слоны?



ПродолжениеCollapse )
* * *
Один французский герцог, более известный публике как писатель-моралист, коего чуть не лишили зрения в битве у Сен-Антуанских ворот, назвал лесть фальшивой монетой. Однако, добавлю от себя, за эту монету можно купить если не всех, то очень многих, особенно если принять во внимание факт, что люди в большинстве своём настолько глупы от тщеславия и тщеславны до глупости, что забывают проверять монету на зуб.

Другой персонаж, удачливый фермер, коммивояжёр и, как следствие, хороший актёр, заработал приличное состояние, оправдав лесть и превратив оную в оружие для завоевания друзей и влияния на людей. Старина Дэйл скончался в 1955-ом году, но его труды по сей день кормят бесчисленную стаю доморощенных психологов, издающих по мотивам книжек конъюнктурные брошюрки для юных бизнесменов. Юнцы желают рулить душами простых смертных, штудируют пункты инструкций и приходят ко мне, одержимые желанием впарить выеденное яйцо.

- Вы сегодня замечательно выглядите! – восхищается мой собеседник, улыбаясь радугой. Только подумайте! Говорит, что выгляжу сегодня замечательно, будто бы вчера у меня был всклокочен кочан, а сегодня модельная стрижка. И улыбается при этом. Я придирчиво осматриваю свой плащ унд шляпу и, не найдя в них ничего смешного, начинаю чувствовать подвох.

- Вы знаете, мне довелось недавно прочитать Ваш рассказ! – продолжает собеседник – Никогда ещё не встречалось мне столь глубоких и трогательных рассказов! Вы гений!

Ну, о собственной гениальности хорошо осведомлён каждый обыватель. Однако рассказ про пенсионера, угодившего в канализационный люк и напоровшегося там задом на штырь, никак нельзя назвать глубоким и трогательным.

- У меня возникла небольшая проблема, в решении которой Вы…

Наконец-то!

- Нет – отвечаю я, чем повергаю собеседника в состояние глубочайшего ступора. Он хватается за брошюрку, пытаясь отыскать заветное правило, которое помогло бы восстановить хитрую, как ему казалось, идеально выстроенную конструкцию, и не найдя сего слова, опускается до оскорбительно примитивного сарказма.

- Вы пойдёте на Нашествие? – собеседник забрасывает последнюю наживку.

- Я не посещаю массовые мероприятия. Мне это неинтересно.

- А гей-парады? – это уже вышеупомянутый «сарказм», ибо собеседник хорошо знает о консервативности моих взглядов.

- Чем Нашествие отличается от гей-парада? – и снова у собеседника ступор.

Запомните, друзья, человеческая натура уникальна настолько, что её невозможно вогнать в любые психологические категории и классификации. Невозможно вычленить все причинно-следственные связи и пути. Именно сия невозможность делает психологию лженаукой. Больше об этом писать не буду, ибо считаю, что тема исчерпана.
* * *
* * *
В полуденном саду средь сонных вязов висел гамак, а в гамаке лежал господин и играл с облаками. Ватные хлопья медленно шуршали по синеве, влекомые ветром на восток, незаметно меняя свои очертания. И вот уже из бесформенных хлопьев вытягивал шею белый жираф, у ног которого застывал в порывистом прыжке кролик, за кроликом катилась карета с кучером, взмахивающим плетью, длиной на весь небосвод, а где-то у линии горизонта…

- Что за грязь! – заворчал кто-то совсем рядом. Господин обернулся и увидел женщину в фартуке, которая согнувшись подобно поросёнку, жующему комбикорм из корыта, вытирала линолеум половой тряпкой. Покончив с уборкой, она принялась звенеть сковородками и кастрюлями:

- Сколько же это будет продолжаться! – заплакала она, сняла фартук и вышла вон.

Господин снова направил взгляд в небо. Жирафа с зайцем простыл и след - на их месте теперь возвышалась белая башня с флагами и колдуном, простиравшим руки к солнцу. Над башнею кружил крылатый дракон, а где-то у линии горизонта…

- Как не стыдно тебе лежать и ничего не делать?! - заворчал кто-то под ухом. Господин обернулся и увидел другую женщину, которая заметив, что на неё обратили внимание, начала бить стеклянную посуду. Один из осколков попал ей в нос и она заплакала.

- Больше ты меня никогда не увидишь! – топнула каблуком женщина и вышла вон.

Господин пожал плечами и только собрался было продолжить игру в облака, которые перисто разбегались павлиньим хвостом, как окружающий мир резко качнуло и повело во все стороны, потому что третья женщина норовила залезть в гамак, но, не удержав равновесия, свалилась, сотрясаясь мозгом. Вскоре явились санитары и увезли её в жёлтый дом.

А мужчина так и остался лежать в гамаке, играя с облаками.
* * *
Некоторые читатели обвиняют автора в том, что он обезобразил свой журнал, превратив оный из литературного в публицистический. Отнюдь нет. Периодичность появления рассказов унд стихов, кои я за последние год-полтора выдавал по два-три в месяц, не изменилась. Просто теперь лакуны между публикациями (не люблю слова «пост» и «постить». Пост - это место дежурства, ответственная должность и религиозная диета) заполняются точками зрения автора относительно всего, чего ни попадя, которые также могут не совпадать с точками зрения автора. Например, рассуждениями о том, почему я не люблю слова «попса» и выражение «лицо кавказской национальности». И то, и другое не люблю за то, что того и другого не существует.

Начну со второго. Мне как человеку, прожившему десять лет на берегу самого большого озера в мире в знаменитой нефтяными скважинами стране, хорошо известно, что этнических групп, кои проживают на территории Кавказа, - несколько десятков, а то и целая сотня. В одном только Западном Дагестане проживают андийцы, ахвахцы, багулалы, ботлихцы, годоберинцы, каратинцы, тиндалы, чамалалы, арчинцы, бежтинцы, гинухцы, гунзибцы, хваршины, цезы-дидойцы и многие другие. Я не говорю уже об этносах в бывших советских республиках, число коим тьмы. И это не высосанная из пальца классификация бредящего грантами этнографа. У меня был приятель, который гордился тем, что он аварец. Следовательно, кавказской национальности не существует и употребление подобной идиомы - есмь признак невежества, ибо безграмотно и оскорбительно.

Теперь о первом. «Попса» - это кастрированный жаргонизм, коим заменяют выражение популярная музыка или popular music, то есть, музыка, которую мы слышим из радиоприёмников, телевизоров и колонок у киосков с музыкальной продукцией. Музыка, которая востребована большинством. Ну, не хочет обыватель знать, куда несут саке и кто прячется под eyeball (см. юзерпик). Впрочем, Бориса Борисовича тоже крутят по радио, следовательно - он популярен, следовательно - поп-музыка, следовательно - попса. Нынче «попсу» лепят и к литературным произведениям (и жанрам!), и к художественным фильмам, и к субкультурным направлениям. О кино расскажу в следующий раз, а вот о литературе могу поведать историю, ставшую для меня чуть ли не хрестоматийным примером.

Немецкий прозаик и драматург Патрик Зюскинд в 1985-ом году написал книжку «Das Parfum – Die Geschichte eines Mörders», которую в лихие девяностые издали в России на потребу горстке интеллектуалов. Десять лет роман пылился на полках книжных магазинов, втиснутый не особо разборчивой продавщицей между косметологическим справочником и учебником по массажу, пока в 2006-ом не сняли полнометражный фильм с Тутси и Снейпом. Сразу же на все произведения Зюскинда был повешен ярлык «попса» и был он отправлен на витрину с приключениями Тани Гроттер и Виолы Таракановой. Абсурд? Абсурд.

«Попсы» не существует. Есть музыка плохая и хорошая. Есть литература плохая и хорошая. Я люблю хорошую музыку и хорошую литературу. Уверен, что читатель - тоже.
* * *
* * *

Previous Day · Next Day