?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


13th May 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Ещё вчера мы носили кожаные куртки, обвешивались медальонами с голубиной лапкой и значками с портретом команданте; мы пили дешёвое пиво в подворотнях и стреляли сигареты; мы играли в закрытых на ночь институтских ДК и пели песни про солнечный зайчик незрячего мира. Мы были в курсе всего, на гребне волны, нам было не плевать, мы открывали новые пространства и интернет, мы верили в то, что мы - избранные, и что сможем изменить этот мир. А кто-то ковал эльфийские мечи, кто-то ходил в широких штанах, кто-то планировал революции и рельсовые войны … Мы смеялись над ними, предрекая их идеалам скорое низвержение в бездну. Мол, время рассудит. И время рассудило. И скинуло нас в ту же самую бездну. Сегодня пришла пора разбирать нас на запчасти, сдавать в утиль и на переплавку. Детский садик кончился. Пластмассовый мир победил. И всё такое.

Верно сказал sekr: «Когда мы произносим слова «упячка», «двач» и «УГ», то выглядим столь же нелепо, как молодящиеся старики в модных одеждах». Мы состарились. Это факт. Возможно, потому я и не чувствую той гармонии в новой музыке, которой была пропитана музыка восьмидесятых. Или девяностых. Возможно, потому и не чувствую соли в безвкусных текстах гуфов и птахов. Без агрессии, без драйва, без надрыва, который был, например, у Beastie Boys. Хотя… К чёрту всё. Расскажу лучше смешное.

На первом курсе академии учился со мной один малечик Алёша по фамилии не то Припытков, не то Придатков. Не помню. Короче, этот малечик был из толкинистов (или толкиенистов). Молодые люди, наверное, не знают об том, кто такие есмь. Объясняю: толкинисты – это жаргонное определение поклонников книги «Властелин колец». Сейчас, конечно, сложно представить поклонников какой-то там книги. Ну, вот как бы выглядел поклонник «Полёта над гнездом индюшки» Даши Донцовой? То-то. Толкинисты же были не просто поклонниками, а самыми настоящими фанатами – с длинными волосами, плащами, самодельными мечами и с некой мистической грустью во взгляде. Эти люди собирались в городских парках, отважно сражались за свободу и честь, распевали эльфийские баллады и писали стихи. Мальчик Алёша был самым натуральным толкинистом со всеми соответствующими атрибутами.

- Эльф Белег, - представился он, когда нас знакомили, и добавил, - Светлый эльф.

Не знаю как сейчас, а раньше каждой осенью во всех учебных заведениях проводили содомические конкурсы «Алло! Мы ищем таланты!». Все эти конкурсы страшно похожи и состоят из одинаковых номеров, даже порядок один и тот же. Сперва выходит пара первокурсников – смазливая барышня и холёный юноша – читают из красных папок торжественные стихи на тему студенческого братства, следом на сцену выскакивают полуголые девки, вырвавшиеся на свободу из отчего дома, и принимаются плясать, потрясая неокрепшим выменем (пока мама не видит). Потом какой-нибудь педант из музыкальной школы на скрипке, потом некрасивая девочка читает, подвывая, что-нибудь цветаевское, потом идут «смешные» сценки по мотивам «бородатых» анекдотов (как правило, все роли исполняют будущие алкоголики из общаги) с погоней за «вечным студентом» (студента норовят огреть символическим ключом знаний), потом прыщавый юнец с гитарой и с песней про коня, а под финал – наскоро сколоченная рок-группа с репертуаром группы «ДДТ».

Так вот, мальчик Алёша, прознав об конкурсе, решил поставить мини-спектакль по собственному сценарию. Сценарий был следующий: студент в белом халате заходит в аудиторию, тянет билет, но тут же понимает, что ответа на вопросы он не знает, и когда профессор собирается поставить ему двойку, студент сбрасывает халат, достаёт меч и кричит, что он Дункан МакЛауд. Тогда профессор тоже достаёт меч и с победным кличем кидается на Дункана. Скрещенные мечи. Вспышки салютов. Занавес.

Я счёл сей сценарий идиотским и предложил другой. Профессор должен быть Дартом Вейдером, а студент – Люком Скайуокером.

- Отец, я верю, что в тебе осталось добро! – восклицает Люк, взмахивая световым мечом.

- Встань на тёмную сторону силы! – астматически сипит сквозь маску Дарт Вейдер. – Только в этом случае я поставлю тебе зачёт!

Алёшу, разумеется, такой апгрейд сюжета никак не устраивал, однако роль профессора предложил почему-то мне. После первой же репетиции, на которой этот сумасбродный толкинист с размаху заехал мечом по моему плечу, от роли сей я благоразумно отказался. Но шоу всё-таки состоялось. И даже имело некоторый успех - после выступления какой-то смехач придумал толкинисту прозвище «Дункан», на что Алёша оченно обижался и кидался с кулаками на всех, кто дразнил его этим прозвищем. Думаю, не стоит уточнять, что одним из дразнивших наиболее часто был автор сего дневника. Но дело прошлое. Почти десять лет минуло…

Буквально на днях я повстречал Алёшу в метро и не без удивления обнаружил, что он ничуть не изменился – те же волосы, та же куртка, только мистическая грусть во взгляде сменилась некой тоскливой досадой, словно у него что-то отняли, украли, растоптали и выбросили. Прошёл в метре от него, но так и остался неузнанным. Наверное, моя жизнь всё-таки удалась.
* * *

Previous Day · Next Day