?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


26th May 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
А случалось вам, друзья, искать в Москве военного киргиза? Найти обыкновенного киргиза легко, а вот военного крайне сложно. Особенно если он назначает встречу самолично.

В прошлую пятницу за час до дождя позвонил мне один военный киргиз и попросил привезти документ на станцию метро «Китай-город». Для людей мало знакомых с метрополитеном объясню, что «Китай-город» - это самая нелепая по конструкции, самая неприспособленная для пересадок и перемещений станция. Мало того, что поезда там с одной платформы едут по разным линиям-маршрутам, так ещё и выходы расперды. Уверен, что была некая причина, послужившая поводом для создания именно такой неказистой конструкции, но так же уверен, что можно было найти способ решить сию проблему менее болезненно для пассажиров.

Добрался я, значит, до «Китай-города», заходил по лестницам, распределительным залам, вестибюлям, эскалаторам в поисках военного киргиза, а его нет нигде. Простые киргизы кишмя, а военного ни одного. Звоню, дабы уточнить – сюда я попал или не сюда, а военный киргиз мне отвечает, что стоит в военной форме наверху возле некой церкви, и отключил телефон. Причём, слово церковь произнёс смело и категорично, будто бы сие единственная церковь на весь город. Выхожу из подземного перехода, оглядываюсь по сторонам – вижу политехнический музей, вижу мандулу с крестом, вижу парк, вижу гражданские лица, среди которых ни одного киргизского и уж тем более – военного. Что за пакость! Звоню снова, дабы узнать подробности.

- Церковь красная, - подробно объясняет мне военный киргиз и отключается.

Осматриваюсь, и действительно, - каменная церковь на другой стороне улицы, красная. Перехожу улицу, встаю у церкви, читаю табличку «Церковь Николы в Клёниках». Думаю, что же такое клёники? Хотел спросить у рослого детины в форме охранника, который поблизости шастал, но тот быстро юркнул в проём, закрыв за собой дверь с надписью «Храм закрыт». Слышу телефонный звонок.

- Где вы есть? – интересуется военный киргиз.

- У красной церкви.

- И я у церкви. Видите меня?

- Нет.

- Троллейбус видите?

- Вижу.

- Вход в метро видите? Людей у входа?

- Вижу.

- А меня видите?

- Нет.

Едва сдерживаясь, прошу перечислить все объекты, которые могут послужить ориентирами. Военный киргиз говорит, что видит памятник, и отключается.

Оборачиваюсь к мандуле, возле которой выходил из метро, той, что героям Плевны воздвигнута. Всё, вроде бы, сходится: и памятник, и церковь, и троллейбус, и люди у входа… Походил кругами, звоню опять.

- Скажите, пожалуйста, как выглядит памятник?

- Два человека, - отвечает военный киргиз и отключается.

Тут я моментально прозреваю. Это ж Кирилл и его друг Мефодий! Бегу сломя голову через парк, сайгаком пересекаю проезжую часть перед шуршащим троллейбусом, проскакиваю мимо памятника, мимо церкви с табличкой «Церковь Всех Святых на Кулишках», мимо входа в метро, мимо людей и сталкиваюсь с военным киргизом. Действительно, киргиз. На киргизе военная форма, на плечах сумки увесистые, во взгляде отчаянье. Отдал ему документ, попрощался, и отправился было разузнать, что значит «кулишки», но пошёл дождь и я уехал домой.

P.S. Я сперва хотел из сей истории рассказ смешной написать с моралями, а потом отчего-то расхотел. И просто так рассказал. Зачем? Понятия не имею.

P.P.S. Выясняя про «клёники» и «кулишки», обнаружил любопытное:
ПродолжениеCollapse )
* * *

Previous Day · Next Day