?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


28th May 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Я редко говорю с людьми, потому что мне не о чем говорить с людьми. Чаще люди сами говорят со мной. Людям кажется, что им есть, что мне сказать. Одна девочка лет пятнадцати с раздутым самомнением и категоричностью в суждениях, присущим студентам профессиональных училищ, для которых Коэльо – философ, а Карнеги – психолог, заявила:

- Да какая раньше была литература?! Ленин! Сталин! – при этом девочка вскидывает руку на манер птенцов гитлерюгенда. И это говорит человек, родившийся через год после танков в центре Москвы, через три года после сноса Дзержинского на Лубянке, через четыре года после военных действий в Вильнюсе, через шесть лет после резни в Сумгаите. И так говорят и думают все дети, родившиеся в девяностых, чьи мозги промыты новыми учебниками. Все они больны. Они спят. У них спит разум. Они не виноваты.

Я как-то заинтересовался, где находится тот самый памятник Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому, который стоял на Лубянке и который под одобрительное гиканье и аплодисменты толпы сняли с постамента. Мне показал его Харрис. Облитый краской и расписанный крест-накрест призывами к свободе, стоит монумент среди таких же руин великой эпохи в парке близ ЦДХ, в городе звенящих статуй.



ПродолжениеCollapse )
Звуки:
Гражданская оборона - Всё совсем не то
* * *

Previous Day · Next Day