?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


31st July 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Ничто так не любит наш брат, как считать чужие деньги. А также чужие квартиры, чужих жён и мужей. Казалось бы, царский режим пал, тоталитарный режим пал. Делай что хочешь, говори что думаешь, мысли свободно, но не научили нашего брата мыслить свободно. Сто лет назад в лакейской, пятьдесят лет назад на кухне, а теперь - в блогах он, как и прежде, по-холуйски ропщет и бормочет об том, сколько у барина денег. Подсчитывает количество домов в куршавелях, размер доходов у начальников газпромов, стоимость наручных часов патриархов и спецэффектов в «Обитаемом острове», вооружившись калькулятором и сравнивая с бюджетом фильма. Зачем? Таким людям демократия ни к чему. Они не знают, что это такое. Свобода слова для них - это всего лишь возможность безнаказанно говорить о том, что свободы слова нет. И это при том, что возможность говорить о цензуре - уже само по себе есть отсутствие цензуры.

Если обывателю задать вопрос, чтобы он бы он купил, будь у него, скажем, миллиарды каких-нибудь денег, он ответит - яхту. Не ресторан, не студию звукозаписи, не книжное издательство, не завод по производству автомобилей, а яхту. Вот на кой москвичу яхта? Куда он собрался плыть? В Химки? Об этом обыватель не задумывается. Обратись ты, брат, в любое турагенство, купи билет, и поселят тебя в роскошном лайнере, и накормят, и напоят, и спать уложат, и даже сказку прочтут, и будут катать по всем четырём океанам, пока не вытошнит, а когда вытошнит, высадят где-нибудь на мысе Доброй Надежды. А тут яхта...

О популярных журналах и тв-программах, в которых перетряхивают грязное бельё известных людей, и говорить стыдно. Довелось мне однажды делить комнату со старухой, чьей-то родственницей. То была в высшей степени мерзопакостная старуха, жившая от программы «Жди меня» до сериала по первому каналу и от сериала до отвратительных репортажей о внебрачных детях и гражданских мужьях примадонны. Не знаю, что и думать о подрастающем поколении, следящим за событиями самого популярного в стране дома, который никак не достроят. У автора при встрече с любителями поворошить отходы чужих унитазов возникает одна мысль: чужой жизнью интересуется тот, у кого нет своей.

P.S. У автора часто спрашивают, какой фильм стоит посмотреть. Один господин, которому автор стал советовать «Into the Wild», заявил, что смотреть не станет, ибо Шон Пенн, режиссёр фильма, гей. Да по мне хоть гей, хоть зоофил, хоть растлитель малолетних трупов. Плевать! Главное - он снял гениальнейшую из кинолент, которую настоятельно рекомендую посмотреть и вам, друзья.
* * *
Не стану в сотый раз объяснять, почему автора нет на одноклассниках. Люди из прошлого пугают меня похлеще, чем привидения в заброшенных домах. Расскажу-ка лучше о своём сродственнике, который попросил завести аккаунт на этом ресурсе. Завели, значит, аккаунт, добавили фотографии, нашли одноклассников, одногруппников и коллег со всех рабочих мест, получили радостные отклики и открыли окошко для сообщений.

- Что писать? - спрашиваю я.

- А что писать? - спрашивает меня сродственник, минуту назад прыгавший от восторгов.

- Ну, вот твои одноклассники, старые знакомые... - замялся я. - Вас же что-то когда-то связывало... Когда-то...

- Даже не знаю...

- Зачем же тогда мы их искали?

- Напиши что-нибудь... Ты же постоянно что-то пишешь.

- Хорошо... Можно спросить, как они поживают.

- Точно. Напиши: «как вы поживаете?»

- Чем занимаются?

- «Чем занимаетесь?»

- Как поживает мама, папа?

- Да-да. Так и напиши.

- Написал. Что ещё?

- Что ещё? Да хватит, наверное...

Жму на кнопку «Отправить» и покидаю сайт.

P.S. P.S.
* * *
* * *
Стояло промозглое тёплое утро, типичное для ноября в конце весны. На пересечении двух параллельных улиц Фруктовой и Овощной, что у площади Цветов, под деревянным памятником неизвестному поэту из позеленевшей меди, расхаживал приземистый господин высокого роста в котелке и сером пальто цвета спелых черешен. Казалось, он чем-то обеспокоен, потому что время от времени останавливался и, перешагивая через труп человека в кепке, лежащий средь луговых трав, заразительно хохотал. Так часто ведут себя люди, когда вспоминают о неоплаченных счетах за электричество или о курином фрикасе с лимоном.

- Что вы думаете об этом? – спросил у господина патрульный постовой, одетый в измятую с иголочки плащ-палатку и форменную каску. – Думаю, этот человек ещё мёртв.

С этими словами полицейский ткнул пальцем в мёртвое тело, но промахнулся и попал в скворечник, прибитый к верхушке сосны.

- Хм… - задумался господин в котелке, набивая трубку жевательным табаком. – Тут и думать нечего. Если не принимать во внимание полное отсутствие признаков жизни, можно сделать множество заключений о том, что человек мёртв.

- О! – изумился караульный патрульный. – Вы и вправду великий сыщик! Обязательно расскажу о вас своим будущим предкам.

- Ну-ну! – успокоил патрульного караульного господин в котелке. – Я обычный гениальный, великий, блистательный, умопомрачительный сыщик. Только и всего.

- Только и всего, - согласился постовой караульный.

- А это ещё что такое? – нахмурился господин в котелке, поднимая с асфальта недокуренную сигару. – Разве мёртвые курят?

Патрульный караульный отрицательно кивнул и тоже нахмурился.

Между тем, откуда ни возьмись, из-за угла неожданно выглянуло чьё-то лицо, спрятанное под серой кепкой, точь-в-точь такой же, как у трупа, и столь же неожиданно исчезло. Господин в котелке подскочил, будто ужаленный оводом буйвол, закричал что-то членораздельное и бросился вдогонку. За ним, отставая на шаг и обгоняя на другой, помчался караульный патрульный.

- Ага! – победно вскрикнул господин в котелке, когда широкий проспект закончился вонючим тупиком и сворой пугливых котов. Господин в кепке, тяжело дыша, вжался в проём между помойными ящиками и приготовился к худшему. Господин в форменном шлеме надел на него наручники и вопросительно глянул на господина в котелке. Господин в котелке пошарил по карманам пальто господина в кепке и торжественно извлёк длинную сигару.

- Вот, mon ami, об этом я и говорил! – господин в котелке поднёс сигару к носу, чтобы внимательно рассмотреть. – Перед вами истинный убийца!

- Невероятно! – воскликнул патрульный караульный, не веря своим ушам и глазам. – Я не верю своим ушам и глазам! Как вам это удалось?

- Если один мёртв, то другой непременно должен быть убийцей. Чрезвычайно сложное дело, учитывая, что оба были в кепках. Но как определить, кто из двух людей в двух одинаковых кепках убийца? Ответ напрашивается сам: тот, кто не курит! А кто не курит? Не курит только мертвец, потому что мертвец своё уже откурил! - господин в котелке замолчал, всматриваясь вдаль.

Вдруг неожиданно стемнело, наступила долгая рождественская ночь и выпал снег. Господин поправил свой котелок, дружески потрепал караульного патрульного по форменному шлему, затем они медленно, чтобы успеть до закрытия, побрели в пивную кофейню, в которой подавали лучший в городе херес.
* * *

Previous Day · Next Day