?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


11th August 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Когда я ходил в детский сад и когда учился в школе, взрослые часто твердили о феноменальности моей памяти. На самом деле память моя крайне избирательна и ненадёжна. Я никогда не запоминаю цифры, даты рождений и смертей, номера домов, квартир и автомобилей, страниц книг и суммы денег, однако отлично запоминаю буквы, слова и символы, и, как следствие, события, случаи, факты. Это удобно, если возникает желание произвести впечатление на малознакомого человека. Мне не нужно прилагать никаких усилий, чтобы до мельчайших подробностей запомнить сказанное, включая любимое блюдо и любимый цвет, - всё отпечатывается автоматически, и спустя годы при встрече поинтересоваться о судьбе рыбок, которых собеседник планировал пересадить в новый аквариум. Когда-то я запоминал не только услышанное, но и прочитанное, но в последнее время стал отмечать, что не запоминаю фактически ничего. Вместо того, чтобы тут же записаться тренинги по улучшению памяти, сдавать тесты и читать специализированную литературу, я решил найти причину сей забывчивости. И, представьте себе, нашёл. Ответ прост: доступность любой информации, будь то художественная книга или научная статья, не вызывает изменений в нейронных связях, отвечающих за долговременную память. Бред? Может быть. Но попробую объяснить ход своих размышлений.

Подавляющую часть информации я получаю через сеть Интернет. Информация строго структурирована и доступна. Мысль о том, что я всегда могу обратиться к постоянно открытым источникам и сохранить информацию на жёстком диске, рождает психический процесс, блокирующий упомянутые выше изменения в нейронных связях. В итоге я забываю обо всём, что прочитал, а точнее - пробежался взглядом «по диагонали», не считая нужным запоминать и всецело полагаясь на жёсткий диск и поисковики. Мой IQ = Яндекс.

Пример: в Московском метрополитене существует голосовая идентификация: если поезд движется от центра, то остановки объявляет женский голос, а если к центру — мужской. На Кольцевой линии идентификация происходит по часовой стрелке или против часовой. Изучая схему метрополитена, автор часто задавался вопросом — каким образом происходит идентификация на Каховской линии? В прошлое воскресенье он лично отправился на станцию метро Варшавская и выяснил следующее:



Как это связано с памятью? Очень просто. Если бы автор прочитал об этом в Интернете или взглянул на вариант схемы от студии Лебедева, где линия располагается под острым углом (Каширская оказывается ближе к центру, чем Каховская), то и забыл бы на следующий день. Но теперь не забудет никогда, потому что потратил на путешествие гораздо большее количество времени и энергии.

Молодые люди, рождённые в эпоху Интернета, когда доступность информации стала восприниматься как должное, проблем с памятью не испытывают.

монтаж электрических каминов
Звуки:
Incredible String Band - My Name Is Death
* * *

Previous Day · Next Day