?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


9th October 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Широка страна антарктическая! За день на дельтаплане не облетишь, за год на носороге не объедешь. И всё в ней есть, в антарктической стране: и леса, и поля, и реки, и моря, и деревни, и харчевни. В лесах тех зверь шастает и птиц гнездо вьёт, в полях мышь шуршит и ковыль кланяется, в реках осётром пестрит и буруны бурлят, в морях штормы штормят и ходят мореходы, а в деревнях люд всякий живёт, серпы куёт, серпами маис жнёт, потом початки жарит-парит, деткам впаривает да сказки сказывает. А на северном побережье страны антарктической раскинулся главный город. Большой город, каменный, столичный, с проспектами и бульварами, с улочками и переулочками, с музеями и театрами, с магазинами и кинотеатрами, с фабриками и заводами, с богачами и нищебродами. А в самом центре мегаполиса башня стоит, над домами возвышается, да так возвышается, что шпиля за облаками не видать. Башня сия именуется Министерством, ведь под шпилем есть зала с круглым столом, где заседают министры важные, каждое утро заседают, дела страны антарктической обсуждают, составляют планы и жуют круассаны.

- Судьбы народа в наших руках, без нас сии судьбы рассыпятся в прах! - говорит один министр, вытирая салфеткой вспотевший рот.

- Пусть на плечах столь ответственный груз, извилиной мозга шевельнуть не боюсь, - говорит ему другой министр, запивающий от волненья водою печенье.

Ничего не отвечает им главный министр. Встаёт он из-за стола, подходит к окну на всю стену и долго смотрит вниз на город, где автомобили пылят, трамваи звенят, витрины мигают, в скверах граждане пьют и отдыхают, а за городом поля, где люди сеют и жнут, пляшут и поют, детишек растят и заводят котят, а за полем – море синее, где рыбаки сети мастерят, корабли гудят, юнцы стихи слагают и рассветы встречают.

И от одного лишь взгляда на сии просторы сжимается сердце главного министра. Болит сердце министерское за народ. Так болит, что круассан химусом в кишечнике застревает. И заседание министр прекращает. До следующего утра.

И вот как-то по утру, когда повар из рыбы потрошит икру, когда столяр долбит молотком, а доярка гремит молочным ведром, вошли министры в залу заседаний, а там… воды по колено, стулья со столом плавают, а такоже всевозможные указы, приказы, резолюции, конституции и пресс-папье. Бросились министры стулья со столом ловить, да сами в воду нырнули, чуть не утонули, и заплакали.

- Горе нам горе! – ревут министры. – Прошляпили страну! Проворонили! Что теперь будет! Анархия! Саботаж! Разруха!

Вдруг откуда ни возьмись появился бородатый мужичок в клетчатой рубашке нараспашку, в синем комбинезоне и с ключом трубным наготове.

- Где прорвало? – спрашивает сантехник у министров, а те только мычат и по лысинам своим стучат. Махнул сантехник на них рукой, отыскал трубу сломанную, ключом закрутил и вышел вон.

Обрадовались министры и вмиг расселись вокруг стола. Заседание началось.
* * *

Previous Day · Next Day