?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


11th October 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Мемориальный музей космонавтики, обновлённый, открылся 12-го апреля, об чём мы сообщали ешё в конце марта, однако запланированное посещение откладывалось до сегодняшнего дня и будет отложено на неопределённый срок, потому что находиться в одном помещении с орущими грудниками выше моих душевных сил. Нужно обладать героической выдержкой Дарта Вейдера, чтобы выстоять в гардеробношной очереди или не нахамить охраннику, который брезгливо перебирает вещи в вашей сумке, тыча в них антенной от рации. И ради чего? Ради макетов советских спутников из фольги, подлатанных и подкрашенных с расчётом на то, чтобы вызвать благоговейный трепет у тех, кто ешё помнит бравурные заголовки в газетах сорокалетней давности? Я лично повода для гордости в этих папье-маше не нахожу. Другое дело – циклопические храмы, построенные во славу народных достижений. Вот что вызывает у меня воистину священную дрожь! Поэтому при каждом удобном случае я посещаю музей под открытым небом, который нынче именуется ВВЦ. И не музей даже, а целый город, не то чтобы опередивший время, а будто вывалившийся из дыры в некой параллельной реальности.

Чтобы разбавить неприятный осадок после неудачного «посещения» одного музея, автор направился в другой, проверенный и надёжный. И понял, что не прогадал, попав в самый разгар «Золотой осени».
Продолжение с картинкамиCollapse )
* * *
Занесло меня давеча в синематограф на художественную фильму про суррогаты, о которой слышал много неблагоприятных отзывов от неблагонадёжных критиков. Идея фильмы, как водится у американцев, с претензией на пророческую, - показать последствия депривации физических контактов, к которой мы всеми силами стремимся и неизбежно придём. Идея хороша, но сценарий явно писался наспех, как говорится, на коленке, и поэтому зияет дырами, что штаны Сержа, будто бы писатель опасался, что идею украдут. Или он сам идею украл и постарался как можно быстрее выдать за свою, прежде чем жертва его козней будет сию идею продумывать. Я не из экслеров, поэтому не могу оценивать то, чего сам сотворить не способен - в данном случае снять фильму. Расскажу о тенденциях, которые наблюдаю в эволюции киноискусства.

В детстве я смотрел фильм о лейтенанте по прозвищу Кобра, который со словами «Вы - болезнь, а я - лекарство» беспощадно расстреливал бандитов из пистолетов, пулемётов и пистолетов-пулемётов, а при объяснениях с излишне взыскательными коллегами мнение своё обосновывал посредством кулаков. Формой полицейского пренебрегал, был небрит и постоянно жевал спичку-зубочистку. Для зрителей восьмидесятых это был образ крутого чувака. А ещё я смотрел фильм о полковнике спецвойск, который в свободное от освобождения заложников и уничтожения военных баз время, таскал на плече брёвна. И то и другое полковник проделывал в одиночку. А ещё я смотрел фильм про обычного нью-йоркского полицейского, который вычищает от террористов целый небоскрёб, а потом и аэропорт. А ещё я смотрел фильм о простом парне, который усердно учится у мастера премудростям тайского бокса, дабы отомстить за искалеченного брата. Кем были герои всех этих прекрасных фильмов? А были они людьми физически здоровыми, полагавшимися только на собственную силу, ловкость, меткость и смекалку. Некоторые даже садились на полный шпагат, некоторые собственноручно зашивали на себе кровоточащие раны.

Давайте теперь вспомним боевики последних трёх лет. Герои этих фильмов - дряхлые старики в барокамерах, выпускающие вместо себя на улицу суррогатов, или хрупкие, немощные, анемичные юнцы, спрятавшиеся за стеной из мониторов. Герои запускают вирусы в государственные компьютерные сети. Облачённые в суперкостюмы, прыгают герои с одного дома на другой, или вообще без каких-либо костюмов перемещаются из одной точки мира в другую, лишь взглянув разок на фотографию сей точки. Герои обладают сверхсилой, могут перемещать предметы глазами и внушать мысли. А если у героя нет суперкостюма, суперсилы и мозгов в принципе, то на помощь к нему обязательно прилетят гигантские роботы с другой планеты.

Вывод?

На одной из страниц детской книжки я обнаружил картинку, изображавшую мускулистого древнего грека с мечом, русского богатыря с палицей, рыцаря в тяжёлых доспехах, бравого мушкетёра со шпагой и сутулого солдата с автоматом. Под картинкой цитата: «чем совершеннее оружие, тем слабее человек». Изменения, произошедшие в синематографе за период, охваченный выше, сию мысль подтверждают.

Впрочем, из этого вывода вытекает другой, более неприятный. Герои фильмов всегда служили для зрителя эталоном, то есть тем, к чему зритель должен стремиться. Воспитательная функция - едва ли не самая приоритетная для кино. Положительные персонажи из боевиков восьмидесятых призывали изучать искусство самообороны или хотя бы начать делать зарядку. Теперь же в качестве положительных персонажей нам показывают среднестатистического обывателя, хлипкого и пугливого, но обладающего фантастической вещью или фантастической способностью, качественно выделяющей обывателя из толпы. О чём нам говорят режиссёры? К чему призывают? А призывают они не вставать с диванов и мечтать о том, если бы да кабы. Хочешь, вступай в дневной дозор, а хочешь - в ночной. Зачем чего-то добиваться? Натрансферь себе какую угодно реальность и продолжай валяться дальше. Она, реальность, обязательно нагрянет. В 2012-ом году. Впрочем, никакого заговора синематографистов с целью спровоцировать интеллектуальную деградацию населения не усматриваю. Спрос рождает предложение, режиссёры — а у них есть семьи и семьи надобно кормить — снимают исключительно популярное и востребованное. Выходит, люди настолько отупели, что фильмам про нормальных, здоровых парней, совершающих правильные поступки, предпочитают сказки о мистических гаджетах? Решайте сами. Автор умывает руки.
* * *
* * *

Previous Day · Next Day