?

Log in

No account? Create an account

Journal · Title


24th October 2009

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Панкрат Авдотьевич Экклезиаст работал водителем катафалка и возил по городу мертвецов; из квартиры в морг, из морга в крематорий. Люди помирали каждый день, поэтому катафалк его, невозмутимый, как смерть, не признавая ни выходных дней, ни праздников, зловеще шурша шинами, медленно плыл по улицам и пугал граждан,среди которых жило поверье: увидишь в отражении катафалка собственную физиономию - вскоре и тебя самого в этом катафалке повезут. Сам Панкрат был таким, каким следует быть водителю катафалка: немногословным и ненавязчивым, ибо возня с покойниками, или скорее, с их родственниками требовала деликатного отношения. Панкрат любил свою работу: мертвецы, всю дорогу лежавшие молча, не мешали наслаждаться пепельным небом, метафизично размышлять и слушать симфонии Густава Малера в исполнении берлинского филармонического оркестра. От проникновения городских шумов салон катафалка надёжно охраняли плотно закрытые двери, надрывно стонущие виолончели и безмолвствующие, словно поражённые силой аудиофайлов с тегом «classical», мертвецы. Ни за что на свете Панкрат не променял бы катафалк на свадебный кортеж, плацкартный вагон или фургон мороженщика. Он терпеть не мог суетливых сборов, когда вечно что-то забывают, пробками от шампанского стреляют, когда дети галдят, орут и кричат, а зачем кричать – никому не понять. Тишина – вот та единственная ценность, ради которой стоит умирать. Всем. Им. Так думал Панкрат, вертя руль и насвистывая под нос мотивчик из «Kindertotenlieder». Словом, всё было шито-крыто, но до тех пор, пока не произошёл с Панкратом Авдотьевичем неприятный случай.
ПродолжениеCollapse )
* * *

Previous Day · Next Day