May 19th, 2013

Кот

Замотай

Марк Антонович Замотай обладал способностью воображать невесть что. И верил в собственные фантазии. Однажды в тёмной комнате Марк Антонович вообразил нечто, от чего его хватил сердечный приступ. Об этом он воодушевлённо рассказывал чересчур впечатлительным друзьям. Друзья советовали пройти медицинский осмотр. И у кардиологов тоже. Марк Антонович был романтично-мистичен, как розенкрейцер, пока не встретился лицом к лицу с реальностью.

Реальность олицетворял решительно незнакомый мужчина. Широкоплечий богатырь. Безымянный герой в ночном метро. Поручень, за который он ухватился, дрожал и гнулся под его космической силой. Самого героя шатало. Ноги едва удерживали тело в пространстве, замкнутом внутри вагонного параллелепипеда.

Но Марка Антоновича поразила не сверхъестественная сила, и не превосходство в весе, и не пальцы, зажатые в кулаке. Да и пятна крови на руках и штанах были замечены позже, когда Марк Антонович, оправившись от шока, ретировался в противоположный конец вагона.

Он просто посмотрел в глаза незнакомца. В два восковых провала под шишковатым лбом. В две остекленевшие сферы над кривой ухмылкой из толстых губищ. Два бездонных кратера на разбитой астероидами планете без воды и без воздуха. Марк Антонович поймал этот лишенный осмысленности взгляд. И ему стало страшно. Потому что во взгляде этом не было его самого. В посторонней, неведомой, животной реальности его не существовало.

Марк Антонович взбежал по эскалатору, скача через две ступеньки. Он бросился в стеклянные двери и нырнул в снегопад.

Холодный снег был холодным и был снегом.
Сковород

Шлиссельбург

Непросто сложилась судьба народного комиссара Павла Ефимовича Дыбенко: командовал революционными отрядами, томился в плену и тюрьмах, лишался званий и должностей, непонятным образом обретал их вновь. Наверное, за храбрость, проявленную в подавлении восстания тамбовских крестьян и последующем расстреле Тухачевского. Павла Ефимовича избивали, пытали и в конце концов расстреляли. За связи с Тухачевским. Позже реабилитировали. Непонятно, опять же, за что... и до сих пор менуют его фамилией улицы и станции метро.

Одна из таких станций входит в состав метрополитена Санкт-Петербурга. А примечательна станция тем, что рядом с оной находится остановка автобуса 575, на котором можно уехать в город под интригующим названием Шлиссельбург. Он же Шлюссенбург. Он же Шлюшин.



Collapse )
  • Current Music
    God Is An Astronaut - Age Of The Fifth Sun