Имя (casus) wrote,
Имя
casus

Финский залив

Однажды прекрасным и невыразимо бесцветным, как падение мёртвого космонавта, днём я проснулся в пустом номере отеля, поднялся с кислой от пота двуспальной кровати, выглянул из окна во внутренний двор, и чуть было не задохнулся от резинового, щекочущего ноздри запаха.

Я чувствовал себя моряком, чудом спасшимся после глупого кораблекрушения на затопленном штормами острове. Часы на юго-восточной стене показывали время внепланового окончания реанимационного сеанса. Упаковка таблеток лежала на паркете нераспечатанной, а запись из нотной тетради рассыпалась, будто чёрный порох. В дверь кто-кто постучал.

Я вышел в коридор, но и там не было ничего, кроме прилипчивого запаха жжёной резины. Легенды о способности дверей мимикрировать под отсутствие нарушителей тишины обрастают виноградными подробностями и перестают таковыми быть. Даже сквозь многослойные ультрафиолетовые стёкла невозможно идентифицировать присутствие посторонних.

Оказавшись на улице, я обернулся и не смог отыскать своё окно, проглоченное кирпичной кладкой. Согласно метеорологическим сводкам, сегодня как раз ожидалось снижение порога реальности. Но всё-таки было как-то почти не то, чтобы, но иначе.

Вдоль улицы под названием Орлиное гнездо маршировали троллейбусы, а нечитабельные надписи в подворотнях привлекали к себе взгляд. Из глубин одичалых дворов подкрадывались, вздыхая и присвистывая, оголодавшие сквозняки. Любое неосторожное движение могло выдать мою тень, скользящую по водосточным трубам и навеки застрявшим в них трупам мелких грызунов. Не зря говорят. И говорят тоже не зря. Зря вообще ничего не случается. А если и случается, то уж точно не зря, ибо свершившийся факт влечёт за собой бесконечную череду изменений, из которых хотя бы одно окажется не зря. Присмотревшись к указателям, я выбрал направление, радиально и синусоидально противоположное рисунку на раковине аммонита.

Если размышлять мне стоит не об этом, то я никогда не смогу сказать честолюбцам о том, что люди, склонные к честолюбию напоминают кастрированных псов — таких же настырных и таких же немощных. Есть ли смысл в резном потолке, если бензин плещется на дне канистры, а похоть — это гримаса страсти на индейской маске.

Наблюдатели, следившие за мной, не сразу обнаружили, что обнаружены сами, а токсоплазма, которая оккупировала их мозговые ткани, не позволяла вовремя задёрнуть шторы. Ничто не угрожало больше. И ничто не возгоралось на горизонте. Черепахи по-прежнему спали в цветочных клумбах, жуя воспоминаний прах.

Когда мне становится слишком одиноко, чтобы жить, я пытаюсь решить задачу из учебника по герпетологии: хунаньский рейсовый автобус выехал из города Чанша в город Чунцин. Маршрут пролегал через каньон Дэхан. У пассажиров был праздничный вид, а у водителя — слабая селезёнка. Вопрос: стоит ли впредь доверять человеку, забывшему тебя в торговом центре?

Добрался я и до реки, где в опавше-померкше-уставшем воздухе почудился голос. Голос настойчиво и неотступно преследовал меня, пока я не понял, что это мой собственный голос.

— Ты не забыл закрыть дверь на балкон?

— Я испытываю повышенную способность к регенерации.

— А окна? Окна закрыл?

— Половозрелость аксолотля наступает в личиночной стадии.

— Неужели?! А утюг? Про утюг-то ты забыл!

— Я понятия не имею, что делали ацтеки с водяными игрушками.

Голос умолк и больше меня не беспокоил. Компас, этот милый ликвидатор случайности, лаконично подсказал следующий шаг. А внутренний голос превратился во взрослую амбистому и исчез в потёмках чужой души.

Я хотел бы. Хотел бы, например, как болотный газ. И чтобы не уснуть.

След в след. Короткими перебежками. Зигзагами. Лишь бы не уснуть.

Рыбы, застрявшие в щели заборов, готовы к употреблению.

За кольцевой автодорогой не выживает только сильнейший.

Выбор окна зачастую обусловлен температурой нагрева стеклореза, который сжимает в кармане моя левая рука.

Но сегодня я проникну через дверь. Через почтовый ящик. Или через дверной глазок, за которым притаился магистр красных масонов или хищное растение, имеющее привычку вылезать из горшка по ночам. Или пройду этот подъезд насквозь. И дальше — через чёрный ход во внутренний двор. А за внутренним двором — мимо ржавых гаражей и мусорных контейнеров, мимо разломанных лавочек и раздавленных насекомых, мимо маслянистых луж и стаи взбесившихся дворняг, мимо канализационных решёток и чего-то бывшего автомобильным, — туда, куда увлекают радиосигналы.

Чёрные коты устремлялись в чёрные тоннели, а я устремлялся следом за чёрными котами. Мне было почти не страшно от возникшего желания превратиться в подводную лодку, заплыть в узкий фьорд с голыми скалами, пришвартоваться там и годами разводить морских окуней.

Тоннель — спонтанное продолжение моего маршрута — напомнил о сиюминутных и практически неразрешимых теориях, связанных с целостностью шального и воображаемого мира. Если поверхность воспринимаемой реальности непрерывна, значит, у неё нет и не может быть никаких пределов, лимитов, границ, краёв, углов. Не может быть ни периметров, ни площадей, ни объёмов. А что это означает? Это означает свободу, которая может убить. Именно убить. Чего уж лукавить…

По инерции моё тело выкатилось на окраину, где часто восходят безымянные звёзды и пропадают разносчики пиццы. И это не единственный аттракцион, хозяином которого последние лет тридцать является сторож завода по переработке мебельной трухи.

Конечная точка моего путешествия — в городском парке. Попасть в парк не сложно, если выполнять главное условие — держаться на безопасном расстоянии от заброшенного дома у его восточной границы. Причина этого запрета имеет множество толкований, но ни одно из них не является истинным. Я не могу не ошибаться.

Центральный вход в парк находился у троллейбусной остановки «Фабрика №46», хотя входом в парк никогда не являлся. Настоящий вход в настоящий парк был устроен в погребальной беседке с видом на сорняки. Я поднялся по гнилым ступенькам, толкнул гнилую дверь и прошёл по гнилым доскам. Гниль — надёжный, испытанный способ избавиться от случайных гостей.

Здесь я не встретил старушек, кормящих голубей, не встретил белок в дуплах, не встретил внезапных железнодорожных переездов, не встретил маниакальных взглядов из кустов. Лишь деревья. Сплошные деревья. И ветер, который не находит приют между ними, и роса, и снова деревья, и снова ветер, и снова роса, и голоса каскадных фонтанов в зарослях диких и притихших, как зомби, впавших в коматозное состояние. Посторонним здесь не запрещено. Посторонних не существует. Возможное обитает где-то не здесь. Посторонние не оказывают никакого влияния на течение шёпотом бурлящей реки. Я вовсе не пытаюсь навязать направление проточной воде. Я просто прохожий. Объект, перемещаемый из пункта отправления в пункт назначения случайным стечением обстоятельств.

Я ощущаю себя майским жуком, взобравшимся на вершину цветка, Там, где парковые деревья сгущаются, образуя пригородный лес. Там, куда так или иначе возвращаются все.

Возвращаюсь и я, чтобы вспомнить о собственной гибели во время ночного боя в небе над Финским заливом.

Не осталось никого, кто бы об этом помнил. Кроме неприкаянных бродяг, вроде меня. Призраков спасённого города.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments